Архив новостей

Владимир Лившиц: «Размер пенсии учителя зависит только от него самого»

О том, что может сегодня сделать каждый российский учитель для получения достойной пенсии в старости, в интервью «Вестнику образования» рассказал секретарь ЦК Профсоюза работников народного образования и науки РФ Владимир ЛИВШИЦ.

 

«Необходимо менять ментальность людей»

– Владимир Борисович, какие пенсионные льготы сегодня имеют российские учителя? Есть ли изменения по сравнению с льготами, которые они имели в советский период?

– В советские годы учителя получали пенсию, как и все граждане со средними доходами. Пенсия называлась не трудовой, как сейчас, а государственной, рассчитывалась по­-другому, и это была пенсия, основанная на ответственности поколений. Её выплачивали из собираемых налогов и госдотаций. Зарплата учителей в те годы была чуть ниже средней по экономике, и они получали пенсию, на которую можно было прожить.

Учителя имели одну льготу – право досрочной пенсии после 25 лет педагогического стажа при условии работы на полную ставку. Эту льготу нам удалось сохранить в новой России после долгих дискуссий – теперь это право на «досрочную трудовую пенсию». Эта пенсия не является государственной (государственное пенсионное обеспечение, основанное на особых принципах и выплачиваемое из госбюджета, имеют только госслужащие и военные) и выплачивается из средств пенсионного капитала, который сформировался у человека за весь период работы. А поскольку он проработал меньше времени, то и пенсия будет меньше.

– Пенсии сегодня, мягко говоря, невелики, причём не только у учителей.

– Пенсия учителей сегодня низкая уже потому, что за последние годы они зарабатывали очень мало. Живя только на пенсию, человек обречён на нищенское существование. Имея всего пять тысяч рублей, он не бросит работу, будет ходить в школу, пока ноги носят. Это затрудняет привлечение молодых учителей – оттока пенсионеров из школы нет.

– В начале 2000­х годов изменились принципы расчёта пенсий граждан России. Все мы теперь ежегодно получаем из Пенсионного фонда РФ «письма счастья», хотя, по­-моему, мало кто способен понять, что стоит за тем, что там написано…

– В декабре 2001 года был принят закон № 173­ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», в соответствии с которым пенсия состоит из трёх частей: базовой, страховой (они были и раньше) и накопительной.

Базовая часть у всех пенсионеров одинаковая – сегодня она составляет 2562 рубля, и человек получает на неё право, если проработал за всю жизнь не менее пяти лет.

Страховая часть является величиной расчётной. Её размер в соответствии с действующим законодательством зависит от стажа, от величины зарплаты, но имеет свои ограничения: если один человек зарабатывал в три раза больше другого, это не значит, что и страховая часть пенсии у него будет в три раза выше. Эту часть пенсии Пенсионный фонд РФ выплачивает пенсионерам из собранных налоговых отчислений работающих граждан (принцип ответственности поколений).

Накопительная часть – это деньги работника. 6% его фонда оплаты труда работодатель отчисляет в Пенсионный фонд РФ, где эти деньги учитываются на его лицевом счёте. Сумма, которая сложилась за все годы, в момент выхода на пенсию делится на 228 (количество месяцев в 19 годах), и уже эту сумму человек получает ежемесячно как накопительную часть трудовой пенсии. Чем больше средств накопилось на лицевом счёте, тем больше он получает. Но чтобы эти деньги, накопленные в течение 25 или более лет, не «растаяли» к моменту выхода на пенсию, ими нужно управлять: пускать в оборот, приобретать на них ценные бумаги и пр. Пенсионный капитал должен постоянно прирастать за счёт эффективного управления.

– Какие существуют возможности для управления накопительной частью?

– У будущего пенсионера есть три способа распорядиться своими средствами.

Первый – оставить накопительную часть в Пенсионном фонде РФ, и тогда по умолчанию средствами будет управлять государственная управляющая компания: Внешэкономбанк (ВЭБ).

Второй – передать её под управление в частную управляющую компанию.

Третий – передать накопительную часть пенсии под управление в негосударственный пенсионный фонд.

Во втором случае, если средства передаются в частную управляющую компанию, доходность там будет, как правило, в несколько раз выше, чем в ВЭБе. Но за 5 лет до выхода на пенсию компания будет обязана передать все накопления в Пенсионный фонд, который, в свою очередь, передаст их ВЭБу. Мне трудно понять логику законодателя, который ввёл эту норму, потому что как раз за 5 лет до пенсии на счету скапливается большая сумма. Ещё одна особенность пере­дачи средств в частную компанию через Пенсионный фонд
РФ – фактическая «анонимность»: компания работает с деньгами, а с самим будущим пенсионером она не взаимодей­ствует и ничего про него не знает.

Третья возможность – переход в негосударственный пенсионный фонд – имеет, на мой взгляд, ряд неоспоримых преимуществ. Как и во втором случае, средства передаются част­ной управляющей компании, но без временных ограничений. Ещё одно отличие заключается в том, что негосударственный фонд вправе заключить с управляющей компанией договор о минимальной доходности, например, что доходность может быть только положительной или не ниже определённого процента. В противном случае компания вынуждена покрывать убытки из своих средств (в условиях экономического кризиса многие частные управляющие компании имели отрицательную доходность. – Прим. ред.).

В отличие от Пенсионного фонда РФ негосударственные фонды работают непосредственно с будущими пенсионерами: отвечают на письма, звонки, дают необходимые справки и разъяснения. Поскольку накопительная часть является наследуемой, в случае смерти гражданина до выхода на пенсию негосударственный фонд передаст её наследникам, определить которых негосударственный пенсионный фонд  даёт право самому гражданину.

– Где гарантия, что деньги в негосударственном пенсионном фонде не пропадут? Есть ведь печальный опыт финансовых «пирамид» 1990­х годов, когда люди теряли свои сбережения.

– Если у негосударственного фонда возникают серьёзные проблемы, его лишают лицензии и его средства, в том числе средства будущих пенсионеров, возвращаются в Пенсионный фонд РФ. Это происходит, например, в случае, если имущест­во фонда превышает его обязательства менее чем на 10%. Поскольку речь идёт о накопительной части трудовой пенсии (государственной), государство несёт за неё консолидированную ответственность. Надёжность работы Пенсионного фонда РФ и негосударственных фондов идентична, это закреплено в действующем законодательстве. Другой вопрос, что ментальность наших граждан сохраняется прежней и им сложно в это поверить.

Финансовые «пирамиды» выплачивали дивиденды из средств новых вкладчиков, а пенсионные фонды оперируют только теми деньгами, которые находятся на вашем лицевом счету. Пенсионные накопления – это «священная корова», из них и из полученного с них дохода можно только выплачивать пенсию конкретному человеку.

Но если на каком­то этапе у вас всё же возникнет недоверие к негосударственному пенсионному фонду, вы можете в любой момент написать заявление и передать свои средства обратно в Пенсионный фонд РФ.

– Не получается ли так, что государство перекладывает ответственность за размер пенсии на самих граждан? Люди, несведущие в финансовых вопросах, должны сами выбирать управляющие компании или негосудар­ственные пенсионные фонды, следить за доходностью, заботиться о том, чтобы деньги не пропали…

– В цивилизованных странах государственная пенсия обычно не превышает 40% зарплаты, которую человек получал бы, продолжая работать, в редких случаях – 60%. В России до недавнего времени пенсия учителей составляла как раз 40% заработка исключительно из-­за катастрофически низких зарплат, сейчас этот показатель значительно ниже. Исходя из нынешней средней зарплаты учителей в России, их средняя государственная пенсия должна составлять около 4,5 тыс. рублей, что, по большому счёту, тоже не так уж много.

Ещё в 1990­е годы, когда пенсионная реформа в России только начиналась, правительство делало ставку на негосударственные пенсионные фонды, чтобы люди имели возможность получать и государственную, и негосударственную пенсии. Такова ситуация во всём мире. Те, кто считает, что у нас учителя получают низкую пенсию, потому что правительство плохое, а в других странах пенсия высокая, потому что правительство хорошее, глубоко заблуждаются. Трудности в этой сфере и в России, и в западных странах общие: пенсионеров становится всё больше, а работающих всё меньше. Отличие Запада в том, что зарплата там преимущественно «белая» и работодатели не ставят себе цель сократить налоги и отчисления в пенсионные фонды.

В развитых странах с первых дней работы в школе учитель отчисляет свои средства, формируя собственную негосударственную пенсию. Везде для этого существуют свои схемы, но зависимость всегда прямая: чем больше денег отчислил, тем больше пенсия. В начале 1990­х годов наши реформаторы предполагали, что такой путь возможен и в России, что население и предприятия используют возможности негосударственных пенсионных фондов. Но к сожалению, эти возможности были использованы очень слабо. Свои пенсионные фонды создали некоторые крупные корпорации, в том числе отраслевые монополисты, и банки. Например фонд, созданный железнодорожниками, выплачивал негосударственную пенсию, сравнимую по размерам с государственной благодаря дополнительным отчислениям предприятий.

В системе образования дополнительные отчисления в негосударственные пенсионные фонды на сегодняшний день невозможны. Поскольку работодателями являются государственные и муниципальные образовательные учреждения, бюджетные средства, которыми они оперируют, можно использовать только в соответствии со статьями бюджетной классификации, а такой статьи, как доплаты на увеличение пенсий работников, не существует. Поэтому пока единственный выход – вложения личных средств граждан.

– Трудно себе представить, что люди будут сегодня отдавать наличные деньги ради призрачной надежды увеличения пенсий, которые получат спустя многие годы…

– В начале 1990­х годов не предполагалось, что работодатели будут перечислять определённый процент заработка сотрудников на формирование накопительной части пенсии, этот вопрос оставляли на усмотрение предприятий и граждан в плане добровольного негосударственного обеспечения. Обязательная накопительная часть появилась лишь в 2001 году, и это касается только молодых людей. К тому же 6% – это немного. На мой взгляд, необходимо менять ментальность людей и убеждать их уже сегодня вносить свои личные средства на свою будущую пенсию.

По инициативе Владимира Путина в апреле 2008 года был принят Закон № 56­ФЗ «О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений», в соответствии с которым на каждый рубль, который человек из собственных средств вносит на свою будущую пенсию, государство добавляет свой рубль. Свой рубль, а при желании и больше может добавить работодатель. Проект рассчитан на 10 лет с момента принятия закона, и максимальный взнос, который человек может делать каждый год с учётом равноценного взноса государства, – 12 тысяч рублей. До выхода на пенсию деньги «оборачиваются», принося доход, то есть при грамотном инвестировании объём денежных средств увеличивается в несколько раз.

По­моему, цель этого проекта не только увеличение пенсионных накоплений граждан, но и изменение ментальности людей, формирование привычки самостоятельно заботиться о своей пенсии.

 

«Нужны совместные усилия профсоюзов и органов управления образованием»

– Владимир Борисович, на различных семинарах и совещаниях Вы как представитель профсоюза рассказываете учителям и управленцам о различных экономических вопросах, в частности о возможностях увеличения пенсии. Традиционно считалось, что функция профсоюза – это защита прав трудящихся. Сейчас ситуация другая?

– На самом деле, если анализировать более давние традиции, решение экономических вопросов как раз относилось к функционалу профсоюзов. В царской России профсоюз учителей сложился на основе объединения касс взаимопомощи. В начале XXI века мы вспоминаем «хорошо забытое старое».

Недавно в Париже состоялась всемирная конференция Интернационала образования, в которой приняли участие представители более 200 стран мира, включая членов правительств. Конференция проходила под лозунгом «Образование и солидарность», и речь шла о развитии солидарных форм взаимопомощи в рамках профсоюза. Обсуждались три важнейших направления работы профсоюзов: кредитные союзы, медицинское страхование и негосударственное пенсионное обеспечение.

Все эти формы развиваются и в нашей стране – Профсоюз работников народного образования и науки РФ идёт в мировом русле, являясь членом международной организации, которая координирует действия стран­участников по этим направлениям. Конечно, профсоюз сохраняет за собой  как основную функцию защиту законных прав своих членов, но одновременно, за счёт солидарных форм сотрудничества, оказывает им услуги для решения насущных проблем – и пенсионного обеспечения, и лечения, и возможности получения дешёвого доверительного кредита. Для нас это ещё одна возможность мотивации членства: профсоюз зависит от своих членов, поскольку существует на их взносы, а значит – должен быть им интересен. И если раньше без членства в профсоюзе невозможно было получить путёвку или оформить больничный, сейчас профсоюз решает совсем другие проблемы.

В 1994 году ЦК Профсоюза работников образования и науки РФ совместно с Министерством образования РФ создал негосударственный пенсионный фонд «Образование и наука». В управляющие органы фонда входят представители образовательного сообщества, хорошо известные в профессиональной среде: председатель Профсоюза Галина Меркулова, заместитель руководителя Рособразования Александр Рождественский, председатель Московской городской организации ЦК Профсоюза Сергей Кузин. Попечительский совет фонда возглавляет Григорий Балыхин, ныне председатель Комитета по образованию Госдумы.

– Негосударственных пенсионных фондов в России много. Какой резон работнику образования выбирать именно фонд «Образование и наука»?

– Во­первых, чтобы просто сэкономить своё время: в любом регионе агент придёт к нему на работу и оформит необходимые документы.

Во­вторых, этот фонд – свой, отраслевой: его создали люди из системы образования, он аккумулирует средства работников системы образования, и человек знает, кто принимает участие в управлении средствами. Конечно, мы хотим, чтобы как можно больше людей пришли в наш фонд – много делаем для его продвижения в профсоюзной сети, но не пытаемся доказать, что он самый лучший. Главное – чтобы человек задумался о своей будущей пенсии, чтобы он предпринимал какие­либо шаги, а не бездействовал.

В дальнейшем наш фонд намеревается активнее взаимодействовать с работодателями сферы образования, а для этого очень важна его включённость в работу отрасли. В проекте Пенсионного кодекса РФ бюджетная сфера не выделена, равно как и сфера образования, но мы добиваемся, чтобы работодателю было представлено право за счёт текущей экономии средств вносить средства на финансирование накопительной части пенсии работников. Сегодня таким правом – вносить более 6% от фонда оплаты труда – может пользоваться только реальный сектор экономики. Будут ли образовательные учреждения обладать этим правом, зависит от воли руководства страны. В начале декабря Григорий Балыхин заявил, что его комитет поддержит эту инициативу.

Ранее мы обращались в Минфин России, однако получили ответ, что учителя и без того имеют льготу – право на досрочную пенсию, а перечисление текущих средств на счета в пенсионный фонд не предусмотрено Бюджетным кодексом. На наш взгляд, ответ некорректен: в Бюджетном кодексе сказано, что средства могут расходоваться на зарплату, командировки и иные формы выплат, предусмотренные законодательством. Закон № 56­ФЗ предусматривает, что работодатель может перечислять средства на пенсию работника, так что даже не требуется изменений законодательства: достаточно официальных разъяснений Минфина о порядке применения Закона № 56­ФЗ в бюджетной сфере.

– Есть ли примеры, когда работники системы образования участвуют в государственной программе софинансирования будущей пенсии?

– Да. Например, недавно взносы для участия в этой программе в нашем фонде сделали даже несколько работников Минобрнауки России (в пенсии госслужащих нет обязательной накопительной части, но в государственной программе софинансирования пенсии они имеют право участвовать).

– Наступят ли такие времена, когда все работники образования будут хранить пенсионные накопления в отраслевом пенсионном фонде?

– Профсоюз работников народного образования и науки насчитывает около 5 млн членов, если не считать студен­тов – около 3 млн. Конечно, мы используем все возможные трибуны, чтобы объяснять людям, что размер их будущей пенсии зависит только от них самих. Обращаемся и к представителям региональных профсоюзных организаций, и к министрам, руководителям региональных органов управления образованием. Но это вопрос не принуждения, а изменения ментальности людей, и он, конечно, должен решаться сообща профсоюзом и органами управления образованием. Определённый административный ресурс на первом этапе нужен лишь для того, чтобы у людей появилось доверие, и есть примеры, когда разъяснения представителей власти играли положительную роль. Это касается не только передачи своих пенсионных накоплений в отраслевой пенсионный фонд, но и в первую очередь участия в государственной программе софинансирования будущей пенсии.

– Какое значение имеет отраслевой пенсионный фонд для самого профсоюза? Понятно, что он действует в интересах учителей, но наверняка может возникнуть предположение, что это некий «свечной заводик», способ заработка для федеральных профсоюзных лидеров?

– Оснований для таких предположений нет. Фонд «Образование и наука», как и любой негосударственный пенсионный фонд, является некоммерческой организацией, у него нет собственников.

А у профсоюза в этом проекте есть исключительно социальная заинтересованность. Любой профсоюз заинтересован в увеличении количества своих членов, а для их привлечения мы должны быть нужны людям. Профсоюз ни в коем случае не наживается на работе своего пенсионного фонда, скорее наоборот – мы сами вкладываем средства в его поддержку и развитие.

– Как в сфере образования развиваются ещё два направления деятельности профсоюза: создание кредитных союзов и медицинское страхование?

– Добровольное медицинское страхование пока развито очень слабо. Россия – одна из немногих стран, где при добровольном страховании нельзя засчитывать средства обязательного, оплаченного государством страхования. Поэтому добровольное страхование у нас очень дорогое, для учителей практически недоступное. К тому же профсоюз не может создать страховую компанию, поскольку в отличие от Пенсионного фонда она по законодательству должна быть коммерческой. В Москве и Саратовской области есть примеры корпоративного страхования, когда территориальная организация профсоюза договаривается со страховой компанией, и из его средств и личных средств учителей платятся взносы, что даёт людям право обращаться в нормальные клиники в случае сложного заболевания или необходимости госпитализации.

Что касается кредитных союзов, то эта практика распространяется более успешно. Первый учительский кредитный союз «Радуга», работающий в Южном административном округе Москвы при поддержке окружного управления образования и объединяющий около 1,5 тысяч человек, недавно отметил пятнадцатилетие. Есть примеры создания аналогичных структур в Нижнем Новгороде, Саратове, Башкирии и ряде других территорий. Идея кредитного союза заключается в том, что люди, объединившись, из личных средств создают паевой фонд. На его основе формируется заёмный фонд, из которого члены кредитного союза могут, в свою очередь, брать ссуды под небольшие проценты. Как правило, стартовый капитал формируется при участии юридических лиц – муниципалитетов, органов управления образованием.

Кредитный союз – это аналог кассы взаимопомощи, которая в советские годы была в каждой школе и детском саду, но в рыночной экономике это ещё и механизм защиты средств от инфляции, да и суммы могут быть более значительными и выдаваться на длительный срок. Например, «Радуга» выдавала ссуды даже под покупку жилья – всё зависит от количества пайщиков и размера взносов. На Западе практика взаимного кредитования в образовательной среде развита очень хоро­шо, например на северо­западе Франции все учителя получают зарплату и кредиты через ассоциацию кредитных союзов, которая по оборотам находится в первой десятке финансовых структур региона. В нашей стране принят новый закон о кредитной кооперации, который, как мы полагаем, позволит значительно шире развернуть развитие кредитных союзов
в нашей области.

Беседовал Борис Старцев

http://www.vestnik.edu.ru/livshic.html

Печать